Текст выступления

Речь министра иностранных дел Великобритании на конференции по химоружию

Текст основного доклада, с которым министр иностранных дел Великобритании выступил 18 мая в Париже на конференции по борьбе с безнаказанностью применения химического оружия.

Boris Johnson

Я благодарен председателю Партнерства с французской стороны за проведение этой важной встречи.

Мы собрались в момент, когда правила, гарантирующие безопасность каждой страны, в том числе глобальный запрет на химическое оружие, подвергаются серьезной опасности.

Почти сто лет тому назад мир, объединившийся в стремлении запретить применение химического оружия, принял Женевский протокол 1925 года.

Не так давно 165 стран подписали Конвенцию о запрещении химического оружия от 1997 года и договорились никогда не производить и не накапливать эти поражающие средства.

Запрещение этой ужасной категории оружия должно быть причислено к числу эпохальных достижений прошлого столетия.

Однако сегодня я представляю страну, подвергшуюся применению химического оружия на ее земле, и не в ходе конфликта XX столетия, а 4 марта этого года,

когда на отца и дочь в Солсбери была совершена атака с применением отравляющего вещества.

Сергей и Юлия Скрипаль, в полубессознательном и бедственном состоянии, были обнаружены на скамейке в парке и срочно доставлены в больницу.

В течение последующих дней наши специалисты вынуждены были опечатать девять мест в Солсбери, в том числе ресторан и кладбище, чтобы проверить их на предмет возможного заражения.

Сотрудник полиции, сержант Ник Бейли, был госпитализирован после того, как его состояние ухудшилось под воздействием отравляющего вещества.

Медицинский осмотр потребовался многим совершенно посторонним людям, испытавшим неприятные симптомы.

Они были вовлечены в этот инцидент только потому, что 4 марта случайно оказались в районах Солсбери, связанных с инцидентом.

Это могли быть приезжие из любых стран, включая представленных здесь, потому что Солсбери — один из самых популярных среди туристов городов Европы.

Никто из посторонних серьезно не пострадал лишь по счастливой случайности, а не потому, что этим озаботились преступники, которых явно не волновало, скольких невинных людей они подвергли опасности.

Я рад сообщить, что г-на Скрипаля сегодня утром выписали из больницы, хотя он все еще проходит лечение. Его дочь и сержант полиции Бейли были выписаны из больницы в прошлом месяце.

Наши эксперты проанализировали пробы вещества, взятые с места инцидента, и идентифицировали его как боевое отравляющее вещество нервно-паралитического действия четвертого поколения, относящееся к группе Новичок.

Самая высокая концентрация вещества была на ручке входной двери в доме г-на Скрипаля.

Мы отправили пробы в Организацию по запрещению химического оружия, эксперты которой независимо подтвердили результаты идентификации.

Отравляющие вещества группы Новичок были впервые разработаны в Советском Союзе в 1980-х годах.

Британское правительство располагает информацией о том, что в течение последнего десятилетия Россия производила и сохраняла небольшое количество запасов Новичка, и в рамках этой же программы изучала способы использования его для убийства, в том числе путем нанесения на дверные ручки.

Сам факт использования отравляющего вещества в такой чистой форме сужает список потенциальных виновников до государственных субъектов.

И есть лишь одно государство, владеющее веществами группы Новичок, которое также имеет давнюю историю совершения убийств по заказу и очевидный — хотя и не заявленный публично — мотив для нападения на Сергея Скрипаля.

И мы не могли прийти к иному заключению, кроме того, что российское государство несет ответственность за совершение попытки убийства на территории британского города с применением запрещенного вещества нервно-паралитического действия в нарушение Конвенции о запрещении химического оружия.

Наши партнеры по всему миру согласились с нашей оценкой, и 28 стран и НАТО проявили солидарность с Великобританией, выслав в общей сложности более 130 российских дипломатов, что стало самой крупной в истории скоординированной высылкой.

Представители многих из этих стран присутствуют здесь сегодня, и я хочу еще раз от всего сердца поблагодарить их.

Это решительное действие продемонстрировало наше общее намерение не допускать безнаказанности за применение химического оружия кем бы то ни было,

будь то государства или террористические группы,

и где бы то ни было — будь то в Великобритании, в Сирии и в любой другой стране.

7 апреля, всего лишь месяц спустя после инцидента в Солсбери, режим Асада применил отравляющий газ в сирийском городе Дума, убив не менее 75 человек, включая детей.

Великобритания, Франция и Соединенные Штаты Америки нанесли в ответ прицельные, точные и пропорциональные удары по инфраструктуре химического оружия сирийского режима.

Еще до зверского преступления в Думе совместное расследование ООН и ОЗХО установило, что режим Асада виновен в применении химического оружия в четырех отдельных случаях в период с 2015 по 2017 гг.

В ответ Россия не постаралась укрепить запрет на использование химического оружия, а воспользовалась своим правом вето в Совете Безопасности, чтобы защитить режим Асада, закрыв это международное расследование.

Это тем более трагично, что Россия является постоянным членом Совета Безопасности, на которого возложена особая ответственность за поддержание международного мира и безопасности, в том числе запрета на химическое оружие.

Учитывая, что Кремль, очевидно, намерен блокировать любые международные расследования, уполномоченные присвоить ответственность за химические атаки в Сирии, мы должны совместными усилиями разработать другой механизм.

А пока у нас есть возможность применить санкции против любых лиц и организаций, причастных к использованию химического оружия.

Мы можем собирать и сохранять доказательства этих преступлений.

Мы можем созвать специальную сессию Конференции государств-участников Конвенции о запрещении химического оружия, чтобы обсудить оптимальные пути для поддержки Конвенции и ее исполнительного органа - ОЗХО.

И мы должны дать ясно понять, что мы полны решимости не допустить того, чтобы глобальный запрет на химическое оружие утратил свою действенность.

Если бы такая моральная катастрофа случилась, под угрозой оказалась бы безопасность каждой нации.

Моя цель — стать последним министром иностранных дел, который принимает участие в подобном мероприятии, представляя страну, ставшую свидетелем применения химического оружия.

Благодарю вас.

Published 22 мая 2018