Текст выступления

Брифинг Посла Великобритании в России, посвященный инциденту в Солсбери: 22 марта 2018 года

Брифинг Посла Великобритании в России, посвященный инциденту в Солсбери: 22 марта 2018 года

UK Ambassador to Russia Laurie Bristow

Прежде всего, позвольте выразить вам благодарность за то, что вы нашли время прийти на сегодняшний брифинг. Я думаю, что многие из вас также присутствовали на вчерашнем брифинге по делу Скрипаля в Министерстве иностранных дел России. Я не присутствовал. Согласно решению нашей стороны, мое присутствие там было бы не уместно. Однако благодаря одному из наших представителей, который присутствовал на той встрече, я осведомлен о характере мероприятия, а также о некоторых весьма неприятных случаях личных оскорблений и дезинформации.

Что мы хотели бы сделать, что я хотел бы сегодня сделать, так это изложить некоторые факты, как они нам представляются, а также ответить на любые вопросы или комментарии, которые, возможно, у вас появятся.

Итак, давайте начнем с фактов. Пару недель назад в Солсбери была предпринята попытка убийства двух человек - Сергея и Юлии Скрипаль с использованием нервно-паралитического вещества такого типа, который, согласно нашим данным, был разработан в Советском Союзе, был сохранен Российской Федерацией и не был задекларирован, как то обязана была сделать Россия согласно Конвенции о запрещении химического оружия.

Мы запросили у Российской Федерации объяснения, каким образом это произошло. Но никаких разъяснений нам предоставлено не было, после чего события стали развиваться в соответствующем направлении. Мы объявили о ряде мер, которые намерены предпринять, включая высылку из Соединенного Королевства 23 незаявленных сотрудников спецслужб, работающих в Посольстве России, и, как вы знаете, чуть позже на этой неделе в соответствии с требованиями Российской Федерации 23 наших сотрудника также покинут Посольство Великобритании в Москве.

Итак, я обозначу последовательность событий, и затем расскажу, почему мы считаем, что доказательства указывают на причастность России к данному инциденту, а также более подробно остановлюсь на действиях Великобритании. Первое: последовательность событий. 4 марта Сергей Скрипаль и его дочь Юлия были найдены на скамейке парка в Солсбери. Они находились без сознания. Наши спасательные службы доставили их в больницу, где они находятся до сих пор. Их состояние остается крайне тяжелым.

Когда мы установили факт использования отравляющего вещества нервно-паралитического действия, мы немедленно проинформировали Организацию по запрещению химического оружия о том, что на территории Соединенного Королевства было применено химическое оружие. Четыре дня спустя аналитики британской военной научно-технической лаборатории в Портон-Дауне установили и однозначно заявили о факте применения химического оружия военного назначения. Отравляющего вещества нервно-паралитического действия, относящегося к группе «Новичок», которое, как я уже сказал, было произведено в России. Лаборатория в Портон-Дауне официально аккредитована Организацией по запрещению химического оружия для проведения подобных исследований.

На основании имеющейся у нас информации мы пришли к заключению, что может быть только два возможных объяснения применению данного вещества на территории Соединенного Королевства. Либо это было напрямую совершено российским государством против нашей страны, либо российское правительство потеряло контроль над отравляющим веществом нервно-паралитического действия, обладающим катастрофическим потенциалом поражения, и допустило его попадание в чужие руки.

12 марта мы вызвали посла России в Великобритании с требованием объяснить данный случай применения российского боевого отравляющего вещества нервно-паралитического действия, дав России время до конца следующего дня для предоставления разъяснения произошедших событий. Но убедительного ответа или объяснений со сторон российского правительства не последовало. Тогда наш премьер-министр озвучила ответ Великобритании. 18 марта Россия объявила ответные меры.

Сейчас я поясню, почему мы сделали заключение о том, что Россия с высокой вероятностью несет ответственность за покушение на убийство Сергея и Юлии Скрипаль.

Во-первых, нет никаких сомнений в том, что в качестве оружия, использованного при покушении, было использовано боевое отравляющее вещество нервно-паралитического действия группы «Новичок». Это подтвердили специалисты, наши специалисты. В настоящее время делегация Организации по запрещению химического оружия находится в Великобритании с целью проведения независимого анализа.

Также нет никаких сомнений, что «Новичок» был произведен в России российскими государственными структурами. Это не то оружие, которое может быть создано негосударственными организациями. Оно настолько опасно, что для его производства требуются государственные лаборатории и знания самого высокого уровня. Существование программы «Новичок» подтвердили несколько ученых, участвовавших в свое время в ее разработке. Российский ученый Вил Мирзаянов утверждает, что «Новичок» разрабатывался как часть программы Советского Союза по созданию наступательного химического оружия, которая затем перешла его правопреемнику - Российской Федерации. Депутат Государственной Думы и член Государственной комиссии по химическому разоружению Владимир Гутенев подтвердил, что программа «Новичок» существовала. Вчера Владимир Углев, ученый, работавший над программой в семидесятых и восьмидесятых годах, заявил, что Советский Союз разработал сотни нервно-паралитических веществ нового поколения, относящихся к группе «Новичок».

Мы также располагаем и другой информацией, подтверждающей данное заключение. В воскресенье, в прошлое воскресенье Министр иностранных дел Великобритании дал понять, что у нас имеются сведения, указывающие на то, что в течение последних десяти лет Россия изучала способы транспортировки нервно-паралитических веществ, вероятно, с целью совершения покушений. Часть этой программы подразумевала производство большого количества веществ группы «Новичок».

Заявления России о том, что «Новичок» мог быть произведен где угодно, неубедительны. Мы не располагаем информацией, подтверждающей, что подобное вещество могло быть произведено где-либо еще, кроме России. У нас нет никаких сомнений в том, что использованное отравляющее вещество нервно-паралитического действия было произведено в России.

Исходя из этого, мы попросили российское правительство объяснить, как получилось, что оно было применено на территории Великобритании. Как я уже говорил, Россия не предоставила объяснений, и как показал вчерашний брифинг, вместо этого Россия прибегает к дезинформации, отвлечению внимания, и обвиняет других. Только вчера мы насчитали более 30 сообщений, исходящих от российского руководства, которые подразумевают, что это Великобритания могла совершить преступление, или Украина может нести за него ответственность, что вещество могло быть произведено в Швеции, а также что покушение на убийство могла совершить свекровь Юлии Скрипаль.

Итак, Россия не представила объяснений применения данного вещества на территории Соединенного Королевства, и также не объяснила, почему в России проводятся закрытые разработки химического оружия, нарушающие нормы международного права.

Я напоминаю, что согласно Конвенции о запрещении химического оружия все страны-участницы обязаны задекларировать химическое оружие, которое находилось в их собственности в любое время начиная с 1946 года. Химическое оружие Советского Союза перешли в собственность России, и она должна была его задекларировать. Она этого не сделала.

Нам также известно, что подобное покушение на убийство вполне похоже на поведение российского руководства в последние годы. На счету России совершенные по государственному заказу убийства на своей территории и за рубежом, в том числе убийство Литвиненко с применением радиоактивного вещества Полоний 210 в 2006 году. Из публичных выступлений российских государственных деятелей мы также знаем, что Россия оправдывает убийства перебежчиков.

Таким образом, факт того, что «Новичок» был произведен в России, прошлые убийства, совершенные по государственному заказу России, а также ответ России в ее привычной манере отрицания и дезинформации не оставляют нам иного выбора, как заключить, что данный инцидент является незаконным применением силы против Соединенного Королевства со стороны российского государства.

Это первый случай нападения с применением отравляющего вещества нервно-паралитического действия на территории Европы со времен Второй мировой войны, а также нарушение основополагающего запрета на применение химического оружия, изложенного в Статье I Конвенции о запрещении химического оружия. С момента атаки Россия пытается подорвать позицию Великобритании, обвиняя нас в несоблюдении конвенций ОЗХО и в отказе предоставить ей какие-либо доказательства. Цель подобных обвинений - запутать и ослабить решимость Великобритании и мирового сообщества.

Все действия Великобритании в полной мере соответствуют нашим обязательствам, предусмотренным Конвенцией о запрещении химического оружия ОЗХО. Так, например, в Конвенции о запрещении химического оружия нет положения, обязывающего Великобританию предоставить России образцы вещества, примененного в Солсбери. Прошлое России и другие факты, в частности, случай с Литвиненко, ясно показывают нам, что у нас нет причин сотрудничать с Россией или рассчитывать на достоверный и независимый анализ в вопросах, где могут быть затронуты ее интересы.

Как я говорил ранее, для обеспечения независимого анализа вещества, примененного в Солсбери, 19 марта в Великобританию по нашей просьбе прибыла команда специалистов ОЗХО. Они встретятся с сотрудниками военной научно-технической лаборатории в Портон-Дауне и представителями полиции, чтобы обсудить процесс получения проб. Полученные образцы будут направлены в высокоавторитетные международные лаборатории, аккредитованные ОЗХО для проведения проверки: мы ожидаем получить результаты через пару недель.

Вчера в Министерстве иностранных дел РФ Россия заявила о том, что независимое заключение анализа, проведенное ОЗХО, не вызовет у нее доверия. Россия также заявила, что Великобритания не выполняет свои правовые обязательства, предписанные Конвенцией о запрещении химического оружия, в частности Статьей IX. Это очевидная ложь. В Конвенции четко указано, что Великобритания имеет право принимать меры по своему усмотрению, а также привлекать ОЗХО и другие организации в случае необходимости. 10 дней, отведенные для разбирательств, на которые ссылается Россия, это право, наше право, а не обязательство. В Статье IX нет ничего, что запрещало бы государствам запрашивать у другого государства-участника оперативный ответ на неотложные вопросы, вызывающие обеспокоенность, что и было сделано нами 12 марта, когда мы попросили Россию объяснить, что произошло.

«Новичок» – это ужасное оружие. Это оружие войны. Его применение привело к трагическим последствиям для Сергея Скрипаля и его дочери. От этого также пострадал полицейский, сержант Ник Бэйли, который был одним из первых, кто отреагировал на произошедшее, а также действие этого оружия затронуло большое количество граждан Великобритании. 51 человек были обследованы или прошли лечение в больнице. 131 вероятно находились в контакте с этим нервно-паралитическим веществом.

Я думаю, что события, описанные на следующем слайде, не нуждаются в пояснении. Они представляют пример ситуации непосредственного применения химического оружия. Россия не допустила принятия каких-либо мер против применения химического оружия в Сирии президентом Асадом, в том числе – неоднократно применяла право вето на голосовании по резолюциям Совета Безопасности ООН, направленным на то, чтобы привлечь его к ответственности, особенно после атаки на Хан-Шейхун с применением зарина в 2017 году. Это подрывает международный режим нераспространения, от которого зависит безопасность всех стран, включая Россию.

Я хотел бы сказать несколько слов о реакции Великобритании. Как вы знаете, мы выслали ряд российских дипломатов. На что последовал ответ России.

Однако основополагающим здесь является то, что мы были обязаны действовать в целях нашей национальной безопасности. Мы ликвидировали сеть российских тайных агентов разведки, работающих под прикрытием дипломатической миссии в Великобритании. Мы усилили пограничный контроль, и активно боремся с преступлениями и коррупцией со стороны лиц, связанных с российским государством, на территории Великобритании. Конечно, есть и другие возможные меры, к которым, быть может, нам придется обратиться. Но наша главная цель, как я уже сказал, обеспечить нашу национальную безопасность.

Наконец, прежде чем перейти к вопросам, я хотел бы поблагодарить всех наших партнеров за солидарность, которую они проявляли в течение последних недель. Принцип действий России заключается в том, чтобы разобщать, вводить в заблуждение и сеять сомнение. В ближайшие месяцы ваша поддержка в том, что касается принятия мер по обеспечению безопасности каждого человека и нашей общей международной безопасности, будет иметь ключевое значение, так как мы должны показать России, что она должна быть привлечена к ответственности за произошедшее.

Как ясно выразилась наш премьер-министр на прошлой неделе в Парламенте, это спор между правительствами, а не между народами наших стран. Огромная часть текущей деятельности нашего Посольства, и того, что мы будем продолжать делать дальше, состоит в развитии взаимовыгодных отношений с Россией во всех областях, и мы достигли в этом больших успехов за последних 25 лет. Торговля, образование, контакты между людьми, сотрудничество в областях науки и технологий. Сегодня это так же важно, как было всегда. Спасибо.

Published 22 марта 2018